Фев 202014
 

Я читаю про 60 убитых сегодня. Не по ногам, чтобы остановить, не резиновыми пулями. Настоящими и в голову.
Я смотрю на видео, когда оттаскивать раненых просто не дают.
Я читаю высказывания мэров о том, что нужно больше жестокости, и что нужно уничтожать физически.
Я смотрю на списки лекарств.
Я смотрю на фотографии извлечения пуль в полевых госпиталаях.
Я думаю, что я уже никогда не смогу плакать. Я так думаю уже девяностый день.
И каждый раз кажется, что хуже уже не будет.
1

А теперь я читаю списки погибших. И подло выдыхаю, когда не нахожу совсем своих. И сносит голову опять, когда вижу дату рождения погибшего — 1996. Как сын. Все там как сыновья. Всем светлая память.

Но мне кажется, что сегодня в 14:00 что-то переломилось. В нужную сторону. Будто нити вероятностей встряхнулись, выделились несколько очевидных. Будущее есть. И даже панику у себя в городе я восприняла как добрый знак. Луганск проняло.